ОТВЕТЫ АВТОРА НА ВОПРОСЫ ЧИТАТЕЛЕЙ

Вопросы задавались в 1999-2018 годах в ходе обсуждений книг «Божественного мира» на сетевых площадках и в переписке с автором.

Что такое твёрдая АИ?

 Вы говорите, «Божественный мир» – это твёрдая АИ. Но что такое твёрдая АИ?

Определение «твёрдая АИ» не устоялось, но договориться о терминах заранее бывает полезно. Рискну предложить свою трактовку. 

Твёрдая АИ рассказывает о том, что было бы, если бы в какой-то миг вместо одного известного нашей писаной истории события произошло другое, неизвестное ей, но вполне возможное в конкретных обстоятельствах, в контексте своей эпохи, – т.е. случилась бы «развилка», и в результате мир бы стал развиваться по-другому. Твёрдая АИ – о мире после развилки, о людях в этом мире, об их отношениях. 

В твёрдой АИ нет и не может быть никакого насилия над законами и логикой живой истории. Никаких попаданцев. Никаких перемещений людей, народов и земель во времени. Ничего вот этого  «а давайте перенесём гуннов в I век и посмотрим, что будет». И, разумеется, никакой магии – если это не фэнтези, которая лишь маскируется под АИ. 

А может ли быть наоборот? Может ли твёрдая АИ маскироваться под фэнтези и при этом оставаться вполне себе твёрдой АИ? Конечно! Пожалуй, лучший пример подобной маскировки – книги Гая Гэвриела Кея. «Львы Аль-Рассана», «Сарантийская мозаика» и новый роман «Дети Земли и Неба» – самая настоящая твёрдая АИ, только помещённая в как бы фэнтезийный «мир Джада». Но достаточно прочесть эти романы, чтобы убедиться: магическая составляющая в них ничтожна и для действия нисколько не нужна. Тогда зачем она? Могу предположить, что исключительно в маркетинговых целях, чтобы позиционировать книги как epic fantasy. В дилогии того же Кея о «Поднебесной» фэнтези нет вообще, мир как бы другой, не наш, но альтернативно-исторический Китай определяется ещё легче, чем Испания - в «Львах» и Византия - в «Сарантии». Всё это – твёрдая АИ.

Могут ли быть в твёрдой АИ фантастические существа и технологии? Вернее, существа и технологии, которые кажутся нам фантастическими просто потому, что в нашем мире их нет (ещё или уже).

И вновь ответ: конечно! Но при одном существенном условии: если они появились и развились естественным путём, в результате каких-либо событий и процессов, неизвестных нашей писаной истории, но имевших место быть в АИ-мире. И снова: никакой магии, товарищи! Заметили какое-то колдунство – сразу же вычёркивайте из твёрдой АИ. С драконами и эльфами – не к нам. Но если обитатели АИ-мира, предположим, нашли в пустыне необъяснимый их наукой артефакт, и он существенно изменил дальнейшую историю этого мира – почему нет, что здесь невероятного? Ведь точно так же этот или аналогичный артефакт могли найти и мы в своём реальном мире. (Вполне возможно, что нашли и ужаснулись, и тотчас перепрятали – но это уже криптоистория, не АИ.)

Итак, твёрдая АИ – такой же мир, как наш, он развивается совершенно по тем же законам физики, химии, политики и пр., единственное отличие: он развивается иначе, по-другому. Его история генерирует другие события и других героев. Она не может быть "калькой" с истории нашего мира.

Ясно, но в АИ должны быть путешествия во времени и попаданцы!

В АИ должны быть путешествия во времени и попаданцы. Если у вас их нет, значит, «Божественный мир» — это не АИ, а фэнтези!

20 лет тому назад, когда я работал над «Нарбоннским вепрем» и над продолжениями, «альтернативной историей» называлось совсем другое. Жанр АИ считался одним из самых серьёзных, уважаемых в фантастике, на грани фантастики и науки. Тем он и привлёк меня, в ту пору — молодого учёного, три года как защитившего диссертацию по политическим наукам.

Твёрдая альтернативная история — не о «попаданцах» вообще. Потому-то мы, поклонники именно твёрдой АИ, и называем её так, чтобы не путать с «нетвёрдой», с «попаданцами»  и проч. новомодным чтивом, маскирующимся под АИ.

Альтернативная история в целом и моя трилогия в частности — о «мире после развилки», о людях в этом мире, об их отношениях. Вот что интересно по-настоящему!

 

«Божественный мир» — это не фэнтези

Но во многих сетевых библиотеках ваши книги проходят как «фэнтези».

Я не отвечаю за эти «библиотеки». Сомневаюсь, что администраторы пиратских коллекций читали хотя бы «Нарбоннского вепря». Они просто выкладывают в общий доступ то, что могут выложить, не особо интересуясь содержанием, не спрашивая автора или его читателей, а жанры книг обычно указывают методом научного тыка. Впрочем, если им, вам или кому-либо ещё хочется относить «Божественный мир» к жанру фэнтези, я же не могу запретить?

По моему убеждению, это твёрдая АИ с элементами научной фантастики. Никакой магии или мистики здесь нет. Ни эльфов, ни драконов, ни волшебников. Нет также зомби, духов, пришельцев из других измерений. Всё, что может напоминать магию или мистику, на самом деле результат использования высоких технологий. Частично известных в нашем мире, а частично — пока нет. Но это именно технологии, а не магия. В «их» мире технологии развивались немного по-другому, нежели в нашем.

 

 

Почему имперцы не могут победить варваров?

Кстати, о технологиях! Почему имперцы с такими накачанными технологиями никак не могут победить «средневековых» варваров?

Ответ на этот вопрос можно найти уже в «Нарбоннском вепре». В следующих книгах также есть ответы. Они будут появляться снова и снова, причём ответы очень разные. Не всё на свете, к счастью или к сожалению, решается технологиями. Люди, обладающие высокими технологиями, держат в руках мины замедленного действия. У варваров таких мин нет. Варвары могут рассчитывать лишь на себя, свой ум, свои силы. Поэтому так часто в человеческой истории могучие империи рушатся под натиском варваров.

 

Какая судьба ждёт Империю?

Аморийская империя также падёт под натиском варваров?

«Этот вопрос не вызывает нашего ответа», как сказали бы здесь риши. До падения Империи ещё очень далеко, пока что она правит миром. Но её слабости видны уже сейчас, и семена грядущих потрясений прорастают. Как заметил однажды мой коллега Игорь Николаев, «регулярно ловлю себя на мысли, что БМ мог бы иметь альтернативное название — «Неспешная дорога в ад». Благие намерения и частные интриги, которые планомерно ведут державу к концу, показаны очень впечатляюще».

 

 

А как с интернетом в «Божественном мире», работает ли?

По идее, с развитием высоких технологий должен был появиться и интернет…

Помню, первый раз мои читатели сказали автору об этом ещё в 1999 году, когда Интернет был нам в диковинку и писался уважительно, с заглавной буквы. А на днях меня спросили: нет ли у автора искушения подсадить, пусть и задним числом, своих героев на Фейсбук и блоги?

Спаси, Творец, — ответил я, — и нет, и не было! Скажу больше: работая над «БМ», я вообще не задумывался, есть ли интернет у аморийцев. Для людей моего мира этот вопрос неактуален, и вот почему.

Во-первых, Pax Amoria — это мир регламентированного прогресса. Наука в Амории означает Тайное Знание. Научно-технический прогресс, как и научное знание в целом, контролируется властями Священного Содружества; все учёные, в какой бы сфере науки они ни работали, это жрецы-иереи Содружества. Обратите внимание: не частные инноваторы вроде Тима Бернерса-Ли, Билла Гейтса и Стива Джоббса, а служители официального культа, фактически — госслужащие, хотя и из привилегированного сословия.

Во-вторых, аморийская цивилизация — не потребительская, как у нас, а идеократическая: власть принадлежит идеям и их носителям, а не вещам и их владельцам. Официальная идеология провозглашает главной целью человека и гражданина служение богам, а не достижение личного комфорта. Хочешь жить в богатстве и комфорте? Живи, если можешь, это твоё личное дело, твоё полное право; но служение богам — дело общее, это твой долг, твоя обязанность.

В-третьих, общество у аморийцев коллективистское, а не индивидуалистическое, как при рыночном капитализме. Всё, что сплачивает людей, поощряется; а всё, что разделяет, — осуждается.

Из сказанного следуют простые выводы.

Иметь айфоны, интернеты и фейсбуки простые аморийцы, может, и хотели бы — да кто ж им даст? Появись в Амории идеи глобальной информационной сети, доступной всем жителям Империи (а то и Ойкумены), я уверяю вас — такие идеи были бы задушены в зародыше, как злонамеренная ересь, а местные гейтсы и джоббсы закончили бы жизнь в темницах-монастырях, всеми отвергнутые и забытые.

Но это совершенно не значит, что в Амории вовсе нет информационных сетей. Уровень технического развития позволяет аморийцам иметь сети гораздо более продвинутые, чем этот наш интернет. У них есть, например, видиконовая связь — высокотехнологичный гибрид телефонии, скайпа и интерактивного телевидения. Именно посредством «видиконовых зеркал» общаются между собой герои, когда находятся на значительном удалении друг от друга. Далее, ментаты широко пользуются единой телепатической сетью, для такой сети вовсе не нужны технические средства! Другое дело, информационные сети в Аморийском мире не являются достоянием всего общества, как в нашем. Они доступны только избранным: чиновникам, учёным, военным, etc., то есть тем, кому нужны для дела, а не ради развлечения.

 

Дух высокой античности vs. высокие технологии

Совместимы ли антураж и дух античности с уровнем технологического развития, характерным для Нового времени?

Аморийская империя, в которой происходит основное действие «Наследников Рима», — это «Византия победившего стимпанка», как если бы в такой альтернативной Византии роль пара взял на себя эфир.

Однако все её ресурсы, возможности и технологии не выставляются напоказ, напротив, тщательно скрываются — в том числе, от простых аморийцев. Хотя в тексте множество намёков: и на телепортацию, и на искусственный интеллект, и на оружие, более страшное, чем ядерное.

При этом древние цивилизации — Египет, Греция и Рим — такая же культурно-историческая база Империи, как аватарианство — основа идеологическая. Амориец, в отличие от нашего современника, не убил в себе римлянина, а развил и усилил его. Амориец ощущает себя римлянином, эллином и египтянином, если угодно, более высокого порядка. Амориец не может существовать вне античности хотя бы потому, что там его корни, и он прекрасно понимает, какое могучее древо выросло из этих корней.

Сама атмосфера аморийского общества настолько пропитана постоянным присутствием «богов», пусть и невидимых, но вездесущих, что это общество, по духу, может быть только античным. Ибо только античность позволяла людям сосуществовать с богами, не ущемляя их, людей, свободы воли и творческой активности.

 

 

Загадочные «риши» — кто они такие?

Вы упомянули «риши», сцена с ними есть в романе «Боги выбирают сильных». Кто они такие? Люди? Инопланетяне? Существа из параллельной вселенной?

Ни то, ни другое, ни третье. Они не люди и не пришельцы, и параллельные вселенные тут не причём. Феномен «риши» можно объяснить даже без привлечения фантастики, с помощью естественной науки и прогнозов о возможном будущем. Я уверяю вас, мы уже встречаемся с подобными созданиями, причём каждый день. И сейчас, когда я отвечаю на ваше письмо, я волей-неволей тоже общаюсь с ними!

В обыденной жизни нам даже не приходит в голову искать в них что-либо таинственное. Другое дело, что в «БМ» эти создания намного, намного более «продвинутые». Поэтому и создаётся ощущение, что не люди управляют ими, а они фактически контролируют — вернее, охраняют — самих людей, их государство. И знаете, я не уверен, что для самих людей, для государства это очень хорошо.

 

 

«Наследники Рима» — трилогия, а «Божественный мир» — цикл

Почему новая книга называется «Наследники Рима»? Разве это не «Божественный мир»? Вы его переименовали?

Нет, конечно. «Божественный мир» — общее название проекта, то есть всего цикла произведений, связанных общими героями и миром Pax Amoria (Pax Romana). «Наследники Рима» — название трилогии, состоящей из романов, которые вошли в эту книгу: «Нарбоннский вепрь», «Боги выбирают сильных» и «Воскресшие и мстящие».  

Трилогия «Наследники Рима» завершена, а «Божественный мир» продолжается! В «Божественный мир» входят не только романы, но также повесть, рассказы, эссе, материалы о мире и прочее. Сейчас я работаю над новым романом, его действие происходит через 30 лет после событий «Наследников Рима». И это тоже «Божественный мир». 

 

«Наследники Рима» — они, собственно, кто?

Наследники Рима — аморийцы? Но романы-то не только про аморийцев.

Ответы есть в самих романах. Да, аморийцы считают себя единственными подлинными наследниками Рима. В самом деле, их цивилизация родилась из римской, подобно тому, как византийская цивилизация в нашей реальной истории — прямое продолжение римской. Но ведь и галлы «Божественного мира», как это следует из слов Варга, считают себя потомками римлян! И даже Ульпины, заклятые еретики и злейшие враги Империи, гордо именуют себя наследниками Рима.

В РИ, напомню, сначала Карл Великий «возродил» Римскую империю на базе государства франков и короновался римским императором, а потом Оттон Великий основал её уже на базе Германии. Византийцы, разумеется, не признавали эти державы «римскими», для них единственной наследницей Рима всегда оставалась их империя ромеев.

И в наши дни очень разные силы, так или иначе, претендуют на наследие Римской империи, на роль современного Рима. Это и Россия, «Третий Рим», и Европа, и США, которые «косплеят» Рим, как только могут. Древний Рим оставил настолько мощный и глубокий след в мировой истории и культуре, что даже и сегодня все хотят быть «римлянами».

 

 

Рим 2.0 уже скоро?

Кстати, видел где-то у вас намек, что Аморийская империя вновь станет Римской. Это правда?

Правда. Сюжет предполагает «возвращение к истокам». Но когда и как это произойдёт, пока не скажу. Скажу лишь, что обстоятельства будут намного более острыми, чем в «Наследниках Рима».

 

Почему новые книги названы именами героев?

Почему романы трилогии называются «Книга Варга», «Книга Софии», «Книга Януса», это типа подзаголовки? Раньше их не было.

Да. В издании 2017 года романы названы также именами героев, которые играют ключевые роли в развитии действия. В первой книге это Варг, во второй — София Юстина, и в третьей — Януарий Ульпин.

 

Что теперь с АИ-развилкой? Вы решили её поменять?

В книгах 1999 года было четко сказано, что АИ-развилка произошла во времена Октавиана Августа. Что Фортунат был одним из соратников первого римского императора. Потом случился Катаклизм, на Италию упал метеорит, Римская империя погибла, но вмешались Высшие Силы и помогли Фортунату создать новую империю. А сейчас что? Автор решил поменять развилку?

Сначала — о «метеорите». Я понятия не имею, откуда взялась эта версия. Найти её источник мне не удалось. Грешу на народное творчество коллег, которые обсуждали «БМ» на различных площадках Форума Альтернативной Истории. В книгах 1999 года ни о каком метеорите нет ни слова! В новой редакции 2017 года — тем более. И где вы видели метеориты, способные настолько изменять реальность? Чтобы и Сахару сделать пригодной для жизни, и Италию превратить в остров? Несерьёзно.

Теперь по существу вопроса. Обратите внимание: на первых страницах книги 1999 года излагалась официальная история возникновения Аморийского мира. Об этом было сказано открытым текстом. Отсюда, кстати, её возвышенный, напыщенный слог, так удививший в своё время отдельных читателей. Это история, написанная властями Империи и удобная им.

Такой ли она была на самом деле? Сильно сомневаюсь! Там же, в первых книгах, по тексту разбросано множество намёков, что эта официальная история неоднократно переписывалась, а настоящая история может быть совсем другой или существенно отличаться.

В 2017 году книгу открывает «Краткая экспозиция», введение всего на одну страничку, где я описываю, какое «альтернативное» реальной истории развитие событий представляется мне наиболее вероятным. Ни вмешательство Высших Сил, ни вселенский Катаклизм для этого не требуются! Люди нередко склонны приписывать «высшим силам» то, что творят сами: и достижения свои, и преступления. Но без подобной мифологии не было бы человеческой культуры. Не было бы Библии, например, а не возникни она, вся наша цивилизация была бы совсем другой, и то, если бы она была. Очевидно, без легенд о «пришествии великих аватаров» не было бы ни аватарианства как альтернативной религии-идеологии, ни самого Аморийского мира. Одну из них, «Легенду о Фортунате», можно прочесть в этой книге.

Когда на самом деле произошла развилка, судите сами. Это хорошая возможность вспомнить самые критические моменты нашей писаной истории и пофантазировать, какие и когда могли быть альтернативы. «Божественный мир» — как раз одна из таких альтернативно-исторических фантазий.

 

Самый трудный вопрос: кто изменил мир и почему власти это скрывают?

Если Катаклизма не было, а богов придумали, значит, победа над пустыней и изменение климата в Африке — заслуга людей, предков современных аморийцев, так? Тогда почему сами аморийцы приписывают эту заслугу богам? Могли бы гордиться своими предками.

Очень хороший и сложный вопрос! Думаю, ответ нужно искать в самом устройстве общества, в аватарианской идеологии и укладе жизни аморийцев. Их общество сплочено верой в небесных посланцев Творца и дарованную ими «божественную власть» в намного большей мере, чем советское общество периода его расцвета — в учение партии и мудрость её вождей. Если объявить великое преображение природы заслугой людей древности, сплочению общества вокруг «божественной власти» это никак не поможет. Наоборот! Люди, простые аморийцы, могут решить: если наши героические предки поменяли мир вокруг себя, то и мы на такое способны! «Смогли они, сможем и мы». А кому теперь это нужно? Империи, её властям, — точно нет. Им нужно покорное, управляемое, истово верующее в богов, готовое искренне поддерживать сложившийся порядок общество. Люди должны чувствовать не свою способность побеждать природу, а наоборот, свою ничтожность перед мощью богов.

Это не значит, что аморийцы не верят в героев прошлого и их великие свершения. Верят, очень даже верят. Им не пришло бы в голову, как некоторым русским публицистам, объявлять историю своей страны «дорогой рабства». Для аморийцев вся история Империи — дорога славы и величия, неиссякаемый источник гордости. Но при этом все герои аморийской истории, герои настоящие и придуманные, — герои только потому, что их великие свершения были угодны богам или, как свершения самого Фортуната, прямо продиктованы свыше. Иначе говоря, не такие герои, как титан Прометей, а такие, как пророк Моисей.

Я высказал своё мнение. У вас может быть другое.

 

Почему «Божественный мир» не только фантастика, но также исторический цикл

Вам надо писать масштабные исторические романы! Я бы с удовольствием почитала про великих женщин в вашем исполнении. Про Клеопатру или Хатшепсут.

Мне поступали подобные предложения. И от читателей, и, в своё время, от издателей. Но, понимаете, какая штука: масштабные исторические романы — это, собственно, и есть «Божественный мир». 

Для добросовестного автора нет особой разницы между «реальной», то есть писаной, известной человечеству историей, и историей «альтернативной», вымышленной им для своих книг. Если альтернативная история проработана на совесть, если она реалистична, убедительна и увлекательна, читатель также разницы не видит. Поэтому я стараюсь писать свой «БМ» не как фантастику, а как исторический цикл.

Важное преимущество автора альтернативно-исторических произведений заключается в том, что он может взять у писаной истории именно то, что ему нужно для построения своего сюжета. Абстрагироваться от мелкой, посторонней суеты, которая обречена закончиться ничем, и сосредоточиться на главном: идеях, сюжетах, человеческих характерах.

 

Откуда у имперских крейсеров древнеегипетская грусть?

Почему такие странные названия у крейсеров? Язык сломаешь!

Нетрудно заметить, что крупнейшие военные корабли Аморийской империи называются в честь грозных и воинственных древнеегипетских богинь — Уаджет, Мафдет, Хатор, Аментет, Нехбет, Серкет и т.д. Как и древнеегипетский нож-кхопеш, ставший в Амории оружием легионеров, это напоминание, что не только Рим и Эллада лежат в основе аморийской цивилизации, но и Древний Египет. Аморийская империя вобрала его в себя и ассимилировала, и сама очень многому у него научилась.

Рекомендую также прочитать мою новеллу «Прощание с Аммоном», построенную на истории и мифологии Древнего Египта. Эта новелла не входит в цикл «Божественный мир», но примыкает к нему или, если угодно, предваряет цикл. На примере самого известного древнеегипетского мифа я показываю, как Египет древнейших времён, а с ним и весь мир, расстался с «гендерным равноправием». Амория же его себе вернула, сделала из слабости — силу.

 

Почему в «Божественном мире» нет и быть не может феминизма

И здесь этот надоевший феминизм! Гонитесь за модой?

Первые книги «Божественного мира» появились в 1999 году, плотная работа над циклом началась ещё в середине девяностых. Никаким феминизмом, во всяком случае, массовым, на уровне общественных трендов, в те времена и не пахло. И он тут совершенно не причём.

Рассуждая о пресловутом «феминизме» в альтернативных и вымышленных мирах, у нас нередко забывают, что феминизм — это феномен нашего общества, нашего реального мира, с его страстями, предрассудками, со своей богатой историей борьбы за права, в том числе права женщин, и против всяких прав.

Но в альтернативно-исторической Амории «феминизма» нет и быть не может, потому что права женщин там не ущемляются. Аморийские женщины заслужили равные права, когда наравне с мужчинами сражались с пустыней, с варварскими племенами, с внешними врагами, и вместе с мужчинами, на равных, выстраивали Новую Империю, пришедшую на смену Римской. В установившемся у аморийцев гендерном равноправии большую роль играет и религия: поскольку боги-аватары неатропоморфны и лишены половых признаков, — в аморийском языке это «оно», — постольку эти божества, согласно аватарианской вере, могут воплощаться как в мужчинах, так и в женщинах. У аморийцев нет такого, как у нас, чтобы какое-то мужское божество было «главнее» другого женского. Все боги-аватары равны, и женщины с мужчинами равны не только по закону, но и в силу культурной традиции. Главой государства может быть и мужчина, и женщина, соответственно, август или августа; понтификом, т.е. верховным жрецом, может быть и мужчина, и женщина; первым министром, принцепсом, трибуном, архонтом и пр. — также может быть и мужчина, и женщина. Более того, всякая дискриминация по гендерному признаку считается признаком варварства. Чем она и является, добавлю от себя.

 

Вопрос языкознания у варваров...

Почему ваши варвары часто изъясняются как цивилизованные люди? Они же варвары, их язык должен быть бедным и грубым.

Мне кажется, здесь явное недоразумение и недопонимание. Когда вы говорите «варвар», вы, очевидно, имеете в виду кого-то наподобие говардовского Конана или дотракийцев Джорджа Мартина. Но с этими персонажами жанра фэнтези у моих варваров очень мало общего. Мои варвары — Крун, Кримхильда, Варг, Ромуальд — больше напоминают свои исторические прототипы: Теодориха Великого, его дочь Амаласунту, Карла Великого, Алкуина, Эйнхарда, Роберта Гвискара и других. Почитайте, для разнообразия, письма короля остготов Теодориха и труды историка Эйнхарда, сами и ответите на свой вопрос.

Мои варвары, потомки викингов, варвары лишь потому, что их считают варварами аморийцы. Похожим образом древние греки считали варварами своих вечных противников древних персов, а древние римляне даже считали варварами (!) древних египтян. Но разве это для нас основание действительно считать египтян и персов варварами?

Ещё раз: галлы в «Божественном мире» — это не дикари в звериных шкурах, это люди, чьи предки столетиями жили рядом с Империей: либо под её властью, либо воюя с ней, так или иначе, внутри её культурного пространства, как бы мы сейчас сказали, внутри «аморийского мира». Неудивительно поэтому, что они многое почерпнули у цивилизованных аморийцев. И совсем не удивительно, что варвар Варг в «Воскресших и мстящих» внезапно выдаёт фразу на учёной латыни. 

 

Откуда взялись нынешние галлы и почему есть Галлия, но нет ни Франции, ни французов

Но почему Галлия и галлы, а не Франция и франки?

Потому что история альтернативная! В том числе, и история Европы после крушения Римской империи. Племена франков, очевидно, были, но собственного государства, как в нашей реальной истории, не создали, или оно погибло раньше, чем могла родиться Франция. Поэтому Галлия осталась Галлией. Где-то в VIII веке, примерно за тысячу лет до событий, описанных в «Божественном мире», Галлию завоевали викинги, т.е. выходцы из Скандинавии. Они принесли с собой свою религию и обычаи, создали в Галлии собственное королевство. Похоже, это королевство долгое время было достаточно сильным, чтобы оставаться единым, а Империя на противоположном берегу Средиземного моря была или слишком слабой, или слишком самонадеянной, чтобы помешать этому.

Так или иначе, викинги ассимилировали местное население и со временем сами стали называться «галлами», сохранив при этом свои верования и обычаи. Затем баланс сил изменился. Королевство галлов ослабло, а Империя достаточно окрепла и восстановила контроль над Галлией. Королевство распалось на четыре герцогства.

Но герцоги, которые действуют или упоминаются в книгах, — соответственно, Танкред Аквитанский, Манфред Бургундский, Гунар Лугдунский и, разумеется, Крун (а затем Варг) Нарбоннский, — эти четверо, без сомнения, потомки викингов, когда-то покоривших Галлию. И память о славном прошлом, общем для всех, жива, она ещё сыграет свою роль.

 

А аватары откуда? Не из фильма Кэмерона?

А аватары откуда? Не из фильма Кэмерона?

Когда вышел знаменитый «Аватар» Джеймса Кэмерона? В 2009 году. «Нарбоннский вепрь» и «Боги выбирают сильных» появились на десять лет раньше. Времени было вполне достаточно, чтобы перевести их на английский язык и передать для ознакомления режиссёру. Шутка. 

Если серьёзно, то все «аватары», и мои, и Кэмерона — из одного источника, из индуизма. Причём в «Божественном мире» у понятия аватаров два последовательных значения: сначала Бог-Творец воплощается в своих посланцах, двенадцати аватарах, а потом уже они, боги-аватары, нисходят в мир смертных, воплощаются в Божественных императорах и покровительствуют людям, которые исповедуют аватарианскую веру.

 

Сохранилось ли христианство в «Божественном мире»?

Что всё-таки в «БМ» с христианством? Какая-то тёмная история. Было или не было? Был ли Христос? Возникла мысль, что еретики Ульпины — криптохристиане!

Ещё бы ей не быть тёмной, она же альтернативная. 

В новой редакции 2017 года я немного проясняю этот вопрос. Да, Христос существовал, теперь это можно утверждать с уверенностью. О нём, так или иначе, упоминают София Юстина и Януарий Ульпин, герои, находящиеся по разные стороны «баррикад». И христианство было. Почему его не стало, могу предполагать: сам Фортунат возложил на него ответственность за крах Римской империи. К слову, такая точка зрения довольно распространена как среди самих римлян эпохи упадка империи, так и среди историков. В «Божественном мире» христианства, как государственной религии, нет, оно ушло в историю вместе с Римской империей. Новой империи, Аморийской, потребовалась совсем другая религия-идеология, и она, естественно, возникла.

Что касается Марка и Януария Ульпинов, очень сильно сомневаюсь, что они христиане, хотя бы и «крипто». Мне кажется, их учение больше напоминает веру Конана из Киммерии, какой эта вера описана у Говарда. Единый Бог-Творец в учении Ульпинов очень уж похож на Крома, бога киммерийцев, такого же сурового, жестокого и равнодушного. Хотя и черты ветхозаветного Саваофа в нём, несомненно, присутствуют.

Но христиане настоящие, наверное, где-то есть, где-то остались, преследуемые и гонимые ещё сильнее, чем во времена Нерона и Диоклетиана; и я не удивлюсь, когда они появятся на страницах следующих книг. Если вы читали «Наследников Рима» внимательно, вы сами можете определить, кто из героев склоняется к древнему христианству.

 

Как римские императоры-автократоры стали конституционными монархами?

Как императоры лишились власти? В Риме и Византии были самодержцами, а у вас стали конституционными монархами.

Да, в позднем Риме и в Византии императоры были автократорами. И в ранней Амории, очевидно. Но имперские элиты хорошо учили историю и сделали правильные выводы из её уроков. Например, из уроков падения Первого Рима, императоры которого не только не сумели спасти свою державу, но сами толкали её к пропасти. Итак, аморийские элиты решили, что куда умнее и надёжнее объявить своего императора земным богом и молиться на него, как на живую икону, чем доверять одному человеку жизни миллионов и судьбы огромной империи. Август аморийцев вообще не «играет» в политику, а стоит над нею и в этом качестве больше напоминает японского бога-императора, каким был тот в эпоху Мэйдзи (1868-1912).

Но стоит ясно понимать: такая конструкция устойчива и надёжна только в спокойные, мирные времена «Расцвета Империи». Например, в «викторианскую эпоху», если речь идёт о долгом-долгом царствовании Виктора V. Но и он когда-нибудь оставит этот мир. А в эпоху смут и потрясений всё иначе! Думаю, уже недалеко то время, когда молодые, пассионарные преемники Виктора V, наблюдая позор и бессилие старых имперских элит, начнут тянуть «одеяло» на себя.

 

Ряд философских вопросов о прошлом и будущем, о космосе и божествах в «Божественном мире»

Почему в вашем труде затрагивается только прошлое: былые времена и божества? У вас хорошо получается описать процесс интриг, заговоров, переворотов, сильных волевых героев и злодеев! Скажите: а другие темы для своих книг рассматривали? Развитие человечества в космосе? Какие качества необходимы человеку для освоения космоса? Возможно встретить божество в космосе?

Ради одного только прошлого я не стал бы затеваться. Прошлое, оно для историков. А я здесь выступаю как писатель. Стараюсь в меру своих сил популяризовать историю. В первую очередь, историю и культуру Древнего Египта, Эллады, Рима и Византии. Сам очень их люблю. Всегда надеюсь, что после прочтения моих книг читатель заинтересуется реальной историей и нашего мира. Такие случаи уже бывали.

Наша история удивительна. Она мудра и поучительна. Она даёт читателю отраду для души и пищу для ума. А писателю — бесчисленное множество сюжетов. Автор АИ составляет из них свою мозаику, свой паззл, свой квест. Создаёт и собирает вместе таких героев, те события, которые нужны ему для сотворения своей, пусть вымышленной, но всё-таки реалистичной и живой истории. Но это уже история не о прошлом, не «о былых временах и божествах». Это история о настоящем, о наших радостях и наших горестях здесь и сейчас, о наших неудачах и надеждах. Книги читаются здесь и сейчас.

Поэтому пусть мой «античный» антураж не смущает вас. Герои «Божественного мира» встречаются с теми же проблемами, что и мы с вами. Испытывают те же чувства. Сталкиваются с искушениями, попадают в ловушки, совершают ошибки и преступления. А когда побеждают или им кажется, что они побеждают, радуются, как мы. Жизнь и смерть, любовь, война, достоинство, свобода, искушение и испытание свободой, столкновение цивилизации и варварства, взаимная симпатия людей разных культур и их взаимное непонимание… — что из этого «только прошлое»? Это наша жизнь. Сегодня, через 20 лет после начала работы над первыми книгами «Божественного мира», я сам удивляюсь, насколько они стали актуальны.

О космосе. В книгах он есть. Хотя нет орбитальных станций, нет межзвёздных перелётов и битв космических флотов. Эти книги о другом. Но космос постоянно в них присутствует. Есть Эфир, объект, который расположен в космосе, на геостационарной орбите, и непонятно, что это такое, откуда он взялся и зачем. Герои этого не знают. Возможно, когда-нибудь узнают. Эфир излучает энергию, и тоже непонятно, что она такое. Может быть, радиация? Судя по некоторым признакам, очень похоже. Но без неё история была бы другой. Эфир — и сокровище, и проклятие «Божественного мира».

Один из моих вдумчивых читателей заметил: а может быть, какой-то страшный катаклизм в истории этого мира всё-таки происходил? Но совсем не так и не тогда, как говорит официальная имперская пропаганда. И Эфир — своего рода напоминание о катаклизме, который был сотворён не какими-то Высшими Силами, а самими людьми? Если это правда, то перед нами не только альтернативный, но и постапокалиптический мир. Да, он очень похож на античный, но это, может, только потому, что никакого иного прошлого, кроме античного, у него не было?

Я тогда ничего не ответил читателю. Я и теперь не знаю всех ответов. Загадок ещё много. С ними интереснее.